/ знакомства / игры / хостинг файлов / цитаты /

Автор Тема: Мифы ВОВ (Сванидзе, Черняховский, Исаев)  (Прочитано 6661 раз)

Оффлайн admin

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 588
    • Просмотр профиля
    • Мириад
Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым 22.06.08

Споры о Великой Отечественной Войне по-прежнему остры. По сей день историки пытаются понять, почему нападение на СССР стало неожиданностью для его руководства. Какие мифы породила война и почему они до сих пор живы. (Участники: историк и телеведущий Николай Сванидзе, доктор политических наук Сергей Черняховский, военный историк и писатель Алексей Исаев)

http://rutube.ru/tracks/789574.html?v=40c62aca25dfcfc9e271af12c9eed14c
полная версия передачи, длительность 1:00:59, размер 143.79Mb

Только части, посвящённые Великой Отечественной Войне:
http://www.youtube.com/watch?v=KDWYwjzDF_k
http://www.youtube.com/watch?v=zECkfelgtmE
http://www.youtube.com/watch?v=otpScHJ4Wfo

Оффлайн admin

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 588
    • Просмотр профиля
    • Мириад
Re: Мифы ВОВ (Сванидзе, Черняховский, Исаев)
« Ответ #1 : 17 Января 2009, 18:51:27 »
Распечатка:


Ведущий - Владимир Соловьёв.

В: Здравствуйте. Сегодня в России День памяти и скорби. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Это одна из самых печальных дат нашей истории. 4 года жестокой, кровопролитной войны унесли свыше 26 миллионов жизней. Точное число погибших до сих пор неизвестно, так как остается огромное количество пропавших без вести и неизвестных солдат. Споры о прошлом в России не менее остры, чем споры о будущем. По сей день, историки пытаются понять, почему нападение гитлеровской Германии на СССР стало неожиданностью для его руководства. Можно ли было избежать такого огромного количества жертв. Какие мифы породила война и почему они до сих пор живы. Это не попытка поставить под сомнение подвиг народа, осквернить память тех, кто ценой жизни отстоял родину, кто был замучен в фашистских лагерях, погиб под бомбежками или умер в тылу от голода. Эта, правда нужна и мертвым, и живым.
Я приглашаю в студию историка и телеведущего Николая Сванидзе, доктора политических наук Сергея Черняховского, военного историка и писателя Алексея Исаева. Скажите, пожалуйста, так были мы или не были готовы к началу войны. Как вы считаете?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Нет, не были. В этот момент оперативный для данных действий к войне мы готовы не были. Хотя в целом подготовка шла, и в целом экономика находилась на пути к тому, чтобы быть готовой к войне.
В: Вы разделяете эту точку зрения?
Н. СВАНИДЗЕ: Абсолютно. Абсолютно разделяю. Мы категорически не были готовы. Мало того, не просто не были готовы к началу войны как военная держава, и наше руководство не было готово к ней психологически.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Ну а кроме того, известны как-то сказанные слова Сталина о том, что нам нужны еще полтора или два года, или хотя бы полгода подготовки. Вот если мы переложим ... на события войны, через полгода после начала войны была победа под Москвой, через полтора - под Сталинградом, через два года - под Курском, и слом хребта Вермахта.
В: То есть получается, Сталин был не настолько не прав, то есть хорошо понимал, о чем говорит?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Да, конечно, нужна была подготовка дальнейшая.
В: А исходя из этого, какова была роль Сталина в этой войне и в этой победе.
А. ИСАЕВ: Огромная. Это реально человек, который стратегически мыслил, который принимал серьезные решения. Да он тоже допускал ошибки, но в целом его можно оценить положительно. Т.е. он принял целый ряд ключевых решений, которые, в сущности и привели Красную армию к Берлину.
В: Интересно. Меня удивило, что недавно проводившийся опрос общественного мнения показал, что наши сограждане не знают, кто был Верховным главнокомандующим.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Просто последние 10-15 лет у нас творится в истории волюнтаризм такой, что после этого вообще сложно понять, что было на самом деле. Не говоря о том, что история всегда подвластна политической конъюнктуре к сожалению, толкование ее и это тоже всегда влияет на каждом этапе.
Н. СВАНИДЗЕ: История всегда подвластна политической конъюнктуре, не только последние 10-15 лет. До этого она была ей подвластна. И она была подвластна полностью господствовавшей идеологии. Я бы хотел здесь просто высказать свое мнение в отношении стратегической роли и заслуг Сталина во время войны.
Естественно, человек был верховным главнокомандующим. Это правда. Поэтому сказать, что он не сыграл никакой роли в войне, было просто нелепо. Но его роль, мягко говоря, противоречива. Потому что в том, что война столь трагически для нас началась и столь трагически для нас долгое время шла. В том, что у нас уже к концу 41-го года было почти 4 млн. пленных с нашей стороны, которых, кстати, Сталин объявил фактически предателями. Миллионы людей. В том, что мы до самого конца войны, до 45-го года, когда уже все преимущество было на нашей стороне, несли потери большие, чем немцы, чем наш противник. Вот во всех этих трагедиях вина Сталина огромна.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Хотелось бы сказать про 22 июня, собственно 41-й год. Я думаю, что мало кто смог бы принять верное решение в той ситуации, в которой находился Сталин. То, что нам рассказывали, что Зорге предупредил чуть ли не в январе 41-го года, то что прислали план "Барбаросса" - это мифология. Поэтому Сталин ...
В: Зато нам известно точно, что было письмо Гитлера Сталину. В котором объяснялось, почему концентрировались дивизии у нашей границы - маневры для отвлечения англичан. Или это тоже историческая ошибка?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Нет, это тоже есть, это мифология.
А. ИСАЕВ: Потому что в мае 41-ого года, в конце мая, надо было принимать решение, как говорится, нажимать красную кнопку и запускать огромный механизм Красной армии. А данных для этого запуска не было. А, нажимая эту кнопку, мы стопроцентно приводили бы страну к войне. И вот поставьте себя на место Сталина: не имея точных данных, точно знать, что вот нажму - война будет, а если не буду нажимать, то, может быть, это все отложится там на год, на полгода.
В: Но тем не менее возникает вопрос очень важный. Все-таки каковы потери Советского Союза в Великой Отечественной войне и оправданы они или нет? То есть та часть, которая является военными потерями.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Вы знаете, здесь есть такой момент. Ну не говоря о том, что на самом деле собственно военные потери примерно равны, порядка 9 млн. по данным просто тех, кто занимается. Дело не в этом. Дело в том, что вообще в войне такого порядка побеждает тот, кто больше готов умирать. Стимулы жертвовать своей жизнью с этой, с нашей стороны, по ряду причин, о которых нет времени говорить, были больше, чем с той стороны. И всегда установка "меньше потерь" сама по себе, она ведет к поражению. Другой вопрос, что, конечно, стремясь победить, надо пытаться минимизировать потери. Но тогда...
В: То есть не надо пытаться победить к дате, не надо пытаться победить к ордену, не надо жертвовать солдатским жизнями ради абстрактной идеи.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: А вы знаете, тут тоже достаточно большой вопрос, потому что психологические рубежи...
В: Тоже...
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Что вот ребята, вот сейчас надо все, не позднее. То, что они были связаны с политическими праздниками страны, ну, понятно, что оно еще вытекало и отчасти оправдано. Но в некоторых.
Н. СВАНИДЗЕ: А в какой же части это оправдано, извините меня?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: В той части.
Н. СВАНИДЗЕ: Когда к дате берется город, к дате берется высота, к дате берется населенный пункт. И из-за этого взятия к дате теряются сотни тысяч человеческих, солдатских жизней. Чем же это оправдано?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Потому что, если этой даты не будет, то это наступление может не начинаться еще неделю, две, три, все, надо подготовиться и не надо начинать. Психологические рубежи просто в любой деятельности, особенно при российской традиции, российском менталитете, они очень важны.
В: Я согласен. Я только одного не могу понять, как при этом немцам удалось завоевать всю Западную Европу без единой красной даты в календаре? То есть они просто воевали грамотно.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Они очень недолго воевали. Они очень недолго воевали.
А. ИСАЕВ: У них не было технической возможности брать Париж к дню рождения фюрера, поэтому.
В: А что так?
А. ИСАЕВ: Ну, так. Париж был взят в июне.
В: Слишком быстро.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: А пришлось бы год ждать.
- До взятия.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Быстрее все получилось.
Н. СВАНИДЗЕ: Знаете, вот этот математический расчет в отношении человеческих жизней, а, Бог с ним, у нас много народу. Вот, если жалеть людей, то войну не выиграем. Он меня пугает, честно говоря.
А. ИСАЕВ: Нет, людей жалели из...
Н. СВАНИДЗЕ: Да кто их жалел?
А. ИСАЕВ: Да зачем? Из вполне обычных соображений.
Н. СВАНИДЗЕ: Кто их жалел, позвольте?
А. ИСАЕВ: Если мы возьмем город сегодня и сточим дивизии до двух тысяч человек, то завтра нечем будет брать следующий город. Поэтому всегда шли приказы: "берегите людей, берегите людей" - это идет красной нитью, как говорится, через белую березу. Были приказы...
Н. СВАНИДЗЕ: Были приказы...
А. ИСАЕВ: ...Жукова...
Н. СВАНИДЗЕ: ...взять пункт. А... а...
А. ИСАЕВ: Когда операция под Киевом развивается успешно...
Н. СВАНИДЗЕ: Нет ни одного случая, вы это прекрасно знаете, как военный историк. Нет ни одного случая, чтобы какой-нибудь командир был наказан за высокие потери. Ни одного случая!
А. ИСАЕВ: Да зачем? Я вам сразу скажу...
Н. СВАНИДЗЕ: За это ордена получали.
А. ИСАЕВ: Тимошенко. Тимошенко.
Н. СВАНИДЗЕ: Потому что это был признак героизма.
А. ИСАЕВ: Я вам с ходу назову фамилию Тимошенко. Человек, который был снят за высокие потери в июле 42-го года.
Н. СВАНИДЗЕ: Ну, вероятно это исключение, потому что обычно всегда высокие потери были признаком того, что командир действует геройски и выполняет указание вышестоящего начальства.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: В известной степени это правильно. Хотя то, о чем вы говорите, что вот математический подход к человеческой жизни, он, ну режет совесть. Вообще режет совесть сама война, к сожалению.
В: ...
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Когда мы переходим в поле войны, приходится действовать несколько...
В: Надо побеждать.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Кстати, полководец, у которого были самые большие потери, как считается, это тот полководец, который признан лучшим, это...
Н. СВАНИДЗЕ: Георгий Константинович Жуков.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: ...Георгий Константинович Жуков.
Н. СВАНИДЗЕ: Да.
А. ИСАЕВ: В процентном отношении у него было меньше потерь...
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Что не умаляет вообще всего того, что он сделал.
А. ИСАЕВ: Потому что он орудовал фронтом в миллион человек. Вы представьте себе, как ворочать такую махину. Например, его сосед Конев, у него в процентном отношении численности войск, были большие потери.
А, например его сосед Конев, у него в процентном отношении к численности войск были большие потери. И Георгию Константиновичу доверяли миллион человек, потому что знали, что он из них положит в процентном отношении меньше. На решение одной и той же задачи.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Кстати, я бы назвал полководца, у которого в пропорциональном отношении, как считают военные специалисты, были самые низкие потери, но в данном случае это просто не совсем скромно - потому что это был Иван Данилович Черняховский.
В: Это ваш родственник?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Ну, живы его дети. И в этих условиях претендовать на родство это форма самозванства.
В: А вы мне объясните, вот сейчас уже есть возможность написать объективно историю Великой Отечественной войны. А главное, научить наших детей тому, что там действительно происходило. Потому что ведь сейчас поколение вырастает людей, которые просто не знают.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Есть эта проблема, но сейчас, к сожалению, это еще остается в поле политических и идеологических интересов. И это накладывает свой отпечаток.
А. ИСАЕВ: Президент дал указание сделать новый 12-томник. Сейчас документов, я как человек постоянно работающий в архиве в Подольске, могу сказать, что открыто документов море. Из них можно вытащить все, что требуется для того, чтобы дать вполне внятные ответы.
Н. СВАНИДЗЕ: Вот проблема, о которой вы упомянули, очень серьезная проблема нового молодого поколения и память о Великой Отечественной войне, она состоит из 2 частей.
Первая часть это то, что просто ничего не знают. В чем-то естественно, потому что новое поколение не связано физически, через отца, через деда, с которым было общение, воевавшего. Поэтому для них что 1812-й, что Куликовская битва, что битва под Москвой. Это первое. А второе....
В: Что трагедия, что плохо.
Н. СВАНИДЗЕ: Это так.
А. ИСАЕВ: Я выступал в школе перед детьми, и я не могу сказать, что они меня слушали, как говорится, ковыряя в носу и слушая плеер. Вопрос именно в том, чтобы до людей это доносить. Вот я стоял перед аудиторией, которые обычные наши соотечественники, школьники. Они слушали.
Н. СВАНИДЗЕ: Если им интересно рассказывать, конечно, они будут слушать.
А. ИСАЕВ: Интерес есть.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Вот начинаешь говорить, они чем-то проникаются. Если, конечно, говоришь не заучено, формально и так далее.
В: Нет, ну победа в этой великой войне это....
Н. СВАНИДЗЕ: Я не закончил, извините. Есть...
В: Настолько позитивный багаж, которого нет ни у одного другого народа.
Н. СВАНИДЗЕ: Есть еще один момент очень важный и вот из-за него, собственно, действительно не все согласны по его поводу, в том числе и мы, здесь присутствующие. Кто выиграл войну? Не в смысле того, что немцы или мы, или американцы или мы. Да, выиграли мы и наши союзники, но, прежде всего мы, ценой огромных жертв, героический подвиг, великий подвиг, который войдет в века, несомненно. Но конкретно. И вот дальше идет спор - кто? Коммунистическая партия Советского Союза? Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин? Кому спасибо говорить? Или спасибо говорить нашим отцам и дедам, которые там голову сложили. Вот....
А. ИСАЕВ: Есть простой ответ, война - командная игра.
Н. СВАНИДЗЕ: Я считаю, что нужно говорить спасибо нашим отцам и дедам, которые сложили там головы.
А. ИСАЕВ: Вы знаете...
В: Ну я и рад констатировать, что многие эти отцы и деды были членами коммунистической партии и занимали в ней немалые посты.
Н. СВАНИДЗЕ: Несомненно. Но могли и не занимать. Это было право выбора.
В: Но дело в том, что надо признать, Сталин и вся коммунистическая партия, это не инопланетяне. Поэтому я здесь, наверное, соглашусь с вами, что, конечно, это командная победа.
А. ИСАЕВ: Да, это командная игра. И если человек занимал должность генерала, не надо сразу его объявлять негодяем и, как говорится, сукой-командиром. Это естественно.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Вы знаете, есть данные опросов, как считает народ, да. Большая часть считает, что и Сталин, и народ, что каждый делал свое дело.

Оффлайн admin

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 588
    • Просмотр профиля
    • Мириад
Re: Мифы ВОВ (Сванидзе, Черняховский, Исаев)
« Ответ #2 : 17 Января 2009, 18:51:45 »
В: Сейчас происходит какое-то переписывание истории. Вот прибалты одновременно запрещают и нацистскую символику, и коммунистическую символику. И постоянно на Западе идет переосмысление и такое легкое перевирание истории Второй Мировой и Великой Отечественной войны как части Второй Мировой войны. Это, конечно, осознанный политический ход. Мы можем что-то противопоставить:
Н. СВАНИДЗЕ: Правду. Правду мы можем противопоставить.
В: Она кому-то нужна?
Н. СВАНИДЗЕ: Ну, она нужна нам в первую очередь.
В: А прибалты не испугаются той правды, когда выяснится вся правда про них, про их участие?
Н. СВАНИДЗЕ: Они уже боятся.
В: В тех самых знаменитых частях СС.
Н. СВАНИДЗЕ: Правда многосложна. И правды многие испугаются. Но, тем не менее, она всем им нужна, на мой взгляд. Правды испугаются и многие прибалты. Правды испугаются и не только прибалты. И у нас многие правды испугаются. Но, тем не менее, правда, нужна всем.
Н. СВАНИДЗЕ: Но, тем не менее, правда нужна всем. И главное, что выяснится, если говорить правду - это роль нашего народа прежде всего. И это роль великая.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Но тут есть один не менее важный момент. Да, правда нужна. Но, вы понимаете, вот будет ли говорением правды, если начать выяснять особенности анатомии, условно говоря, Иисуса Христа? Это будет оскорблением верующих. Победа в Великой Отечественной войне - это по сути дела может быть единственное объединяющее и общепринятое некоторое начало, где в конце концов там и демократ и коммунист сойдутся. И вот это играет роль, на мой взгляд, определенной гражданской религии страны, гражданской религии. И здесь к этому надо относиться все-таки достаточно осторожно.
Н. СВАНИДЗЕ: То есть, на ваш взгляд, все-таки правду говорить не надо. Я правильно вас понимаю?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Правду говорить надо. Но, как вы сами сказали, правда многослойная, и можно так сказать одну часть правды, что в результате получится неправда.
Н. СВАНИДЗЕ: На мой взгляд, вот всю эту многослойность правды и нужно выяснять и говорить.
А. ИСАЕВ: Совершенно согласен.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Нужно. Согласен.
А. ИСАЕВ: Нужно говорить просто тогда всю правду.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Но это надо делать грамотно и аккуратно.
В: Если говорить о грамотной и аккуратной правде, вот сейчас что мне в этой правде мне, как человеку, надо иначе рассказать моим детям, а потом моим внукам, чтобы они знали полную правду?
Н. СВАНИДЗЕ: А я скажу. Были страшные преступления. И вот уважаемый собеседник считает, что говорить о них это не вполне было бы правильно, потому что это разъединяет. Вот я с этим категорически не согласен.
В: Но нас когда-то... подождите. Но у нас, когда говорят о страшных преступлениях, у нас же тоже стали врать. Потому что показывая, например, сериал про историю штрафбата, это не имеет никакого отношения к реальной истории штрафбата.
А. ИСАЕВ: Абсолютно. Абсолютно никакого.
В: Но у нас создается новое мифотворчество. У нас теперь получается, что войну выиграли зеки. У нас теперь получается, что все были репрессированы. И что три с половиной человека, опять-таки в разные ипостаси переходя из сериала в сериал, всех победили. Но это вранье.
Н. СВАНИДЗЕ: Нет, ну я, честно говоря, не слышал такой трактовки, что зеки выиграли войну. Но что были репрессированы многие, это несомненно. Вот и скрывать это тоже не нужно. Но выиграли войну конечно не зеки, выиграли войну все и ополченцы, которые дрались с одной винтовкой на троих.
А. ИСАЕВ: Ну не было одной винтовки на троих, понимаете, не было, миф это.
Н. СВАНИДЗЕ: И кадровые... и кадровые... и кадровые войска.
В: А вот это... а вот это я... вот это как раз один из мифов.
Н. СВАНИДЗЕ: И... и те генералы... генералы...
В: Так что у нас есть миф о штрафбатах, есть мифы об одной винтовке на троих, есть мифы о колоссальных потерях именно военных наших и низких их, которые сейчас стали меняться.
Н. СВАНИДЗЕ: Но цифры о потерях достаточно известны.
В: Нет, нет. Цифры о потерях общих...
Н. СВАНИДЗЕ: В том числе и военных.
В: Конечно. А вот...
Н. СВАНИДЗЕ: В том числе и военных.
В: Хорошо. А вот сколько военные потери наши?
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Порядка 9 миллионов.
В: То есть вы с этим согласны, Николай Карлович?
Н. СВАНИДЗЕ: Не готов опровергнуть, потому что общая цифра потерь, она неизвестна. Цифра гуляет...
В: Ну более 26...
Н. СВАНИДЗЕ: Цифра гуляет от 27 до 43 миллионов. Исходя из этого выясняются и военные потери. Я сомневаюсь в том, что кто-нибудь знает точную цифру.
А. ИСАЕВ: Нет, ну почему же, есть карточки учета военных потерь, которые делались и выложены на ОБД "Мемориал.ру". Их, насколько помню, 14 млн. И при этом довольно много дублей. повторяющихся....
Н. СВАНИДЗЕ: Это военных в смысле...
А. ИСАЕВ: Да, это именно тех людей, которые служили в Красной армии....
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Но с дублями.
В: А немцев и союзников.
А. ИСАЕВ: У немцев к сожалению страшные проблемы с подсчетом потерь, особенно за 45 год.
Н. СВАНИДЗЕ: Это правда. Была цифра 7 млн., если не ошибаюсь, но она должна быть....
А. ИСАЕВ: Да, сейчас они повышают свою цифру. Я не думаю, что она сравняется с нашей, но я думаю, что....
В: Но тем не менее это разница в разы. Вот мне как человеку ужасно оскорбительно и обидно слышать о том, что вот наши люди не умели воевать и просто навалом брали...
Н. СВАНИДЗЕ: Дело не в том, что они не умели воевать.
В: Мой дед умел воевать и мой дед ушел за линию фронта и не вернулся со своей группой, но я уверен, что он за свою жизнь...
Н. СВАНИДЗЕ: Дело в том, что есть же другой фактор, скажем, репрессии в командирском корпусе перед войной, когда командирами стали необученные люди и соответственно они принимали неграмотные решения, посылая людей на смерть там, где это было не обязательно.
А. ИСАЕВ: Репрессировано 4% от офицерского состава образца 41 года. 4%. Вы хотите сказать, что 4% сыграли такую колоссальную роль?
Н. СВАНИДЗЕ: Послушайте, вы возьмите по высшему комсоставу.
А. ИСАЕВ: Так высший комсостав.
Н. СВАНИДЗЕ: Вы говорите ... состав был репрессирован практически весь. Практически весь был репрессирован ...
А. ИСАЕВ: ... не посылали.
Н. СВАНИДЗЕ: Ну, почему. Комполками, половина комполков была репрессирована.
А. ИСАЕВ: Это проблема роста армии, когда у нас от дешевой армии в 800 тыс. человек сделали к 41-му 5,4 млн. Естественно, средний уровень командиров проседал. Это объективные реалии большой войны.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Вот есть еще один, может быть, не самый такой большой миф, но это то, что вот те люди, которых там из лейтенантов сделали полковниками и генералами, они лично были храбры, но ничего не умели. Опять-таки, я прошу прощения за этот пример, но Иван Данилович Черняховский, командовавший дивизией к началу войны, прошел за время конца 30-х годов путь от лейтенанта до полковника на генеральской должности. То есть вот пример человека, которого так резко повысили. Дивизия на 5 км 23 июня отбросила 16-ю армию Буша, дивизия все время атаковала и, если вы посмотрите по картам, то все время на своих как бы участках прилегающих, его подразделение было на самой западной ...
Н. СВАНИДЗЕ: Послушайте, Иван Данилович Чернюховский не случайно является одним из героев Великой Отечественной войны. Он талантливейший военачальник. Согласитесь, что не все лейтенанты, которые стали за несколько месяцев полковниками обладали такими же талантами как Иван Данилович Черняховский.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Не все. Но и не все те, кто были маршалами и остались не репрессированны, ну, Семен Михайлович Буденный остался не репрессированным.
Н. СВАНИДЗЕ: Ну, если бы еще посадили Семена Михайловича, проблема была бы решена ....
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Я понимаю, я понимаю.
Но вместе с тем, вместе с тем одна из проблем начала войны 41 года, вот "Фронт", пьеса Корнейчука, да, генерал Горлов - это то, что люди с опытом, заслуженные люди с опытом гражданской войны оказывались в условиях новой войны, ну, вот не совсем адекватных, скажем так, очень мягко, при большом уважении к ним. Поэтому.
Н. СВАНИДЗЕ: Сталин же, кстати, сказал Коневу, это известно по воспоминаниям Симонова, что "я слишком прислушивался к кавалеристам".
А. ИСАЕВ: Но, это опять же мифология. Потому что из кавалерии у немцев благополучно выходили блестящие танковые командиры. Так что тут имелось.
Н. СВАНИДЗЕ: Имелось именно ввиду в данном случае, конечно, Буденный с Ворошиловым, просто конкретно.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Да. Но тут, кстати, есть такой момент, когда действительно.
В: Но это, наверное, больше говорит о Сталине, чем о Буденном и о Ворошилове.
С. ЧЕРНЯХОВСКИЙ: Действительно, в ходе войны в 41-й, зима 41-42 годов, ударами кавалерийских частей отбрасывали танковые подразделения.
А. ИСАЕВ: Дело даже не в этом. Просто у людей с кавалерийским мышлением, у них, они понимали маневренную войну.
В: Конечно.
А. ИСАЕВ: А танковая война, она была маневренной. А, если говорить о вот этом резком выдвижении, то западные специалисты, они выдвигали такую версию, что советские генералы были в среднем моложе немецких и были более энергичными. Там мы во главе дивизий видим людей, можно сказать, пенсионного возраста. У нас, может быть, они не были такими опытными, не имели большого опыта Первой мировой войны, но у них была энергия.
В: Спасибо вам большое. Я вот для себя сегодня услышал много нового. Хотя, казалось бы, уже столько лет, и читаю, и смотрю, и представляю, насколько много нового можно было бы рассказать нашей уважаемой аудитории. Мы продолжим программу через несколько минут, а пока реклама на канале НТВ.


больше информации, поправки текста:
http://dr-guillotin.livejournal.com/57974.html
http://www.liveinternet.ru/users/leha-1979/post78915851/